Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
8-388-22-22254

649002 г.Горно-Алтайск, ул. Шоссейная, д.36/1


Версия для слабовидящих

Бюджетное учреждение здравоохранения Республики Алтай 

«Центр медицины катастроф»

Клинические рекомендации

                            ОТЕК ЛЕГКИХ 






       Отек легких – это осложнение разных заболеваний, которое представляет собой избыточное пропотевание транссудата в интерстициальную ткань, а затем в легочные альвеолы. Термин отек легких используется в качестве объединения комплекса клинических симптомов, возникающих вследствие накопления жидкости в легочной паренхиме. По этиопатогенетическому принципу выделяют две формы отека легких: гидростатическая (возникает как осложнение заболеваний сопровождающихся повышением гидростатического давления в просвете сосудов) и мембранозная (возникает при повреждающем действии токсинов различного происхождения на капиллярно-альвеолярную мембрану). Частота встречаемости гидростатического отека легких значительно больше в связи с тем, что патология сердечно-сосудистой системы превалирует в общей заболеваемости населения. Группой риска по данной патологии являются лица старше 40 лет, но отек легких может встречаться и у детей с врожденными пороками сердца, сопровождающимися левожелудочковой недостаточностью. Легкие являются органом, обеспечивающим все клетки и ткани человеческого организма кислородом. При отеке легких возникает тотальная гипоксия, которая сопровождается накоплением в тканях углекислоты.




Отек легких причины 

Отек легких не является самостоятельной нозологической формой, а представляет собой осложнение ряда заболеваний. Среди основных причин отека легких следует рассматривать: - острый интоксикационный синдром, вследствие попадания в организм токсинов инфекционного и не инфекционного происхождения (септическое состояние, бактериальная крупноочаговая пневмония, избыточное накопление лекарственных средств, отравление наркотическими веществами ядами). Токсины оказывают повреждающее действие на альвеолокапиллярные мембраны и способствуют выходу транссудата с легочной интерстиций; - острая левожелудочковая недостаточность, которая является следствием различных патологий сердечно-сосудистой системы (острый инфаркт миокарда, митральные пороки сердца, стойкая артериальная гипертензия, нестабильная стенокардия, тяжелые формы аритмии, кардиомиопатии, кардиосклероз); - хронические заболевания легких (ХОЗЛ, эмфизема, бронхиальная астма, крупноочаговая пневмония, злокачественные новообразования в легких); - ТЭЛА; - отек легких в результате быстрого подъема на большое расстояние (более 3 км); - односторонний отек легкого в результате быстрой эвакуации жидкости или воздуха из полости плевры (при пневмотораксе и экссудативном плеврите); - заболевания, сопровождающиеся снижением онкотического давления крови в результате понижения белка (нефротический синдром, цирроз печени, хронический геморрагический синдром); - бесконтрольное избыточное вливание жидкостных лекарственных средств методом внутривенной инфузии в сочетании с нарушением выделительной функции почек; - травматическое повреждение грудной клетки, сопровождающееся пневмотораксом; - тяжелые черепно-мозговые травмы, сопровождающиеся судорожной активностью; - возникновение отека легких при заболеваниях, протекающих с повышением внутричерепного давления (острое нарушение мозгового кровообращения, опухолевое поражение головного мозга) - длительная искусственная вентиляция легких с высокой концентрацией кислорода; - аспирационный синдром при утоплении, попадании инородного тела или рвотных масс в дыхательные пути. В зависимости от первопричины возникновения отека легких существует классификация, которая выделяет кардиогенную и некардиогенную (нейрогенная, нефрогенная, аллергическая, токсическая) форму отека. Патогенетические механизмы любой формы отека легких состоят из нескольких стадий. Дебютом отека легких является интерстициальная стадия, во время которой происходит накопление транссудата в легочном интерстиции. На этой стадии возникают симптомы сердечной астмы. Затем происходит перемещение жидкости, содержащей высокий процент белка, к альвеолам и взбивание ее с воздухом, в результате чего образуется вязкая пена. Из-за своей густой консистенции пена обтурирует дыхательные пути и возникает острая дыхательная недостаточность, которая становится причиной накопления углекислоты в тканях (гиперкапния), декомпенсированного ацидоза и гипоксии. Все вышеперечисленные метаболические нарушения могут вызвать необратимые процессы в жизненно важных органах и заканчиваться летальным исходом. Существует три патоморфологических механизма возникновения отека легких: 1. Резкое увеличение гидростатического давления. 2. Снижение онкотического давления крови. 3. Повреждение белковой структуры мембраны, расположенной между альвеолой и капилляром и повышение альвеолярной проницаемости. При любой форме отека легких происходит нарушение альвеолокапиллярной стенки, возникающее в результате повреждения белково-полисахаридного комплекса мембраны. При отеке легких, возникающем в результате анафилактического шока, тяжелой интоксикации инфекционной природы, вдыхании паров токсических веществ и тяжелой почечной недостаточности, данный патогенетический механизм является ведущим в развитии проявлений отека легких. В результате сочетания повышенного гидростатического давления со сниженным онкотическим давлением создаются условия для повышения фильтрационного давления в просвете легочных капилляров. Причиной такого состояния чаще всего становится бесконтрольная внутривенная инфузия гипоосмотических растворов без учета суточного диуреза. Кроме того при тяжелой почечной и печеночной недостаточности возникает дефицит белка в крови, что способствует снижению онкотического давления. Среди патогенетических причин возникновения острого кардиогенного отека легких на первый план выходит резкое повышение гидростатического давления в легочном кровотоке, усугубляющееся тем, что отток крови в левые отделы сердца затруднен (инфаркт миокарда, митральный стеноз).




Отек легких симптомы

 Клинические проявления отека легких зависят от стадии заболевания и от быстроты перехода от интерстициальной формы к альвеолярной. По срокам давности выделяют: острый отек легких (симптомы альвеолярного отека развиваются максимум за 4 часа), затяжной (симптомы отека нарастают постепенно и достигают максимума спустя несколько суток) и молниеносный, который практически в 100% случаев заканчивается летальным исходом, вследствие крайне тяжелого состояния больного. Причиной острого отека легких являются трансмуральный инфаркт миокарда и митральный стеноз стадии декомпенсации. Подострый вариант развития отека легких наблюдается при почечной недостаточности, инфекционном поражении легочной паренхимы. Затяжная форма отека характерна для хронических воспалительных заболеваний с локализацией в легочной ткани. Молниеносный вариант наблюдается при кардиогенном отеке легких, который сопровождается распространенной сердечной патологией (обширный инфаркт миокарда, анафилактический шок). При подострой форме первым симптомом отека легких является одышка при физической активности, которая постепенно нарастает и трансформируется в удушье. В практической деятельности врачи скорой медицинской помощи используют клиническую классификацию отека легких, при которой выделяется 4 стадии: стадия диспноэ (массовые сухие хрипы на всем протяжении легочных полей и отсутствие влажных хрипов), ортопноэтическая стадия (превалирование влажных хрипов над сухими), стадия выраженного ортопноэ (влажные хрипы выслушиваются на расстоянии без применения фонендоскопа), манифестирующая стадия (клокочущее дыхание, выраженный цианоз кожных покровов, обильное выделение пенистой мокроты). Особенностью интерстициального отека легких является его возникновение в ночное время на фоне полного благополучия. Провоцирующим фактором может выступить избыточная физическая активность или психоэмоциональное перенапряжение. Предвестником развития отека является покашливание в ночное время. Симптомы интерстициальной фазы отека легких: одышка при минимальной физической активности и в покое, уменьшающаяся в сидячем положении больного, резкая нехватка воздуха и невозможность сделать глубокий вдох, головокружение и общее недомогание. При первичном визуальном осмотре пациента обращает на себя внимание резкая бледность и повышенная влажность кожных покровов, сочетающаяся с цианозом носогубного треугольника и поверхности языка, экзофтальм. Перкуссия легких позволяет выявить симптомы острой эмфиземы в виде коробочного звука. Аускультативные изменения в легких – бронхиальный тип дыхания с массой сухих жужжащих хрипов на всем протяжении легочных полей с обеих сторон. Со стороны сердечно-сосудистых изменений отмечается учащенное сердцебиение, I тон ослаблен во всех аускультативных точках, в проекции легочного ствола отмечается акцент II тона. При рентгенологическом исследовании визуализируется бесструктурность и расширение корней легких, нечеткость легочного рисунка, равномерное симметричное снижение пневмотизации и наличие линий Керли в базально-латеральных сегментах легких. Симптомы альвеолярной фазы отека легких нарастают очень интенсивно и внезапно, поэтому тяжело переносятся больными. У пациента резко нарастает одышка вплоть до удушья, частота дыхательных движений увеличивается до 40 в минуту, появляется шумное стридорозное дыхание и кашель с обильным выделением пенистой мокроты с примесью крови (за короткий промежуток времени у больного отмечается выделение до 2 литров пенистой мокроты). В отличие от интерстициального отека, когда больные выбирают вынужденное положение и стараются даже не шевелиться, в фазе альвеолярного отека больной крайне возбужден. При внешнем осмотре отмечается диффузный цианоз и гипергидроз кожных покровов лица и туловища, снижение артериального давления и учащение пульса малого наполнения, набухание вен в области шеи. Аускультативные изменения – масса разнокалиберных влажных хрипов на всем протяжении легочных полей, тахикардия и тахипноэ, тоны сердца не прослушиваются вследствие шумного дыхания. Рентгенологическая скиалогия: гомогенное двустороннее обширное затемнение в прикорневой области с нечеткими неровными контурами и инфильтративные изменения в легких различной протяженности и формы. В остром периоде отмечается учащение пульса до 160 ударов в минуту и повышение артериального давления, а при затяжном течении и нарастании гипоксии наблюдается ослабление пульса, снижение артериального давления и учащение дыхательных движений, несмотря на то, что дыхание становится поверхностным. Отек легких может иметь волнообразное течение, когда после купирования приступа наступает рецидив клинических проявлений, поэтому все больные нуждаются в квалифицированном медицинском уходе в условиях стационара. Токсический отек легких сопровождается молниеносным течением и в большинстве случаев летальным исходом. Признаки отека нарастают в течение нескольких минут, а острая дыхательная недостаточность заканчивается полной остановкой дыхания при отравлениях окислами азота. И в то же время токсический отек легких, обусловленный уремией, может иметь незначительную клиническую симптоматику и яркую рентгенологическую картину. Клинические проявления отека легких могут встречаться при других заболеваниях, поэтому необходимо проводить тщательную дифференциальную диагностику с такими патологиями, как: тромбоэмболия легочной артерии, астматический статус при бронхиальной астме, острый коронарный синдром. В некоторых случаях имеет место сочетание отека легких с вышеперечисленными заболеваниями.




Отек легких лечение

 После оказания первой неотложной помощи и стабилизации состояния, пациента доставляют в отделение интенсивной терапии, где продолжается лечение. К основным критериям транспортабельности больного относятся: частота дыхательных движений менее 22 в минуту, отсутствие выделения пенистой мокроты, отсутствие влажных хрипов при аускультации легких, отсутствие цианоза кожных покровов, стабилизация гемодинамических показателей. В условиях стационара после тщательного медицинского исследования создаются условия для выявления этиологических факторов, которые явились первопричиной возникновения отека легких. Среди диагностических мероприятий следует выделить: биохимический анализ крови с обязательным определением уровня общего белка и креатинина для оценки функционирования почек, анализ крови на тропонины с целью диагностики острого коронарного синдрома и инфаркта миокарда, определение газового состава крови, коагулограмма при подозрении на тромбоэмболию легочной артерии. Палаты интенсивной терапии оснащены диагностическим оборудованием, в связи с чем представляется возможность проведения инструментальных методов исследования – пульсоксиметрия для определения насыщенности крови кислородом, флеботонометрия для измерения венозного давления в подключичной вене, рентгенография органов грудной полости для определения стадии отека и возможных осложнений, электрокардиография для диагностики патологии сердечной деятельности. После установления причины возникновения отека легких назначается этиологическое лечение, например токсический отек легких, нуждается в дезинтоксикационной терапии, а в некоторых случаях введении антидота, а при отеке легких на фоне крупноочаговой пневмонии показано применение антибактериальных средств. Лечебные мероприятия в условиях реанимационного отделения проводится под постоянным мониторингом гемодинамических показателей и параметров внешнего дыхания. Введение большинства лекарственных средств осуществляется через центральный венозный доступ, для чего врач-реаниматолог осуществляет катеризацию подключичной вены. Для успешного лечения любой формы отека легких большое значение имеет психоэмоциональное состояние пациента, поэтому всем пациентам показано проведение успокаивающей и седативной терапии с применением 1% раствора Морфина в дозе 1 мл внутривенно. В отделении интенсивной терапии продолжается лечение отека легких с применением лекарственных средств направленных на улучшение работы сердечно-сосудистой системы и улучшающих метаболические процессы в миокарде. Для улучшения сократительной функции миокарда больному с отеком легких, возникшем на фоне гипертензивного криза и недостаточностью митрального клапана, обосновано назначение сердечных гликозидов в терапевтической дозе (Коргликон 1 мл 0,06% раствора внутривенно). Противопоказанием к применению сердечных гликозидов является острый инфаркт миокарда. В палате интенсивной терапии продолжается проведение оксигенотерапии в сочетании с применением пеногасителей, а также применение диуретических средств и периферических вазодилататоров. Пеногашение осуществляется с помощью нескольких методик: в увлажнитель наливается 95% этиловый спирт и через него подают кислород со скоростью 3 л в минуту, которую постепенно доводят до 7 л в минуту. В среднем уже спустя 20 минут процедуры исчезают грубые нарушения дыхания и влажные хрипы в легких. Эффективным пеногасителем, который в течение 3-х минут купирует приступ отека легких, является 10% спиртовой раствор Антифомсилана, который распыляют в увлажнитель. При тяжелом течении отека легких рекомендовано проведение интубации трахеи и ИВЛ. Появление рецидивирующего отека легких является показанием для проведения хирургического лечения заболеваний, сопровождающихся тяжелой сердечной недостаточностью (хирургическая коррекция сердечных пороков, иссечение аневризмы аорты).




Отек легких последствия 

 В связи с тем, что отек легких провоцирует развитие дыхательной недостаточности, в организме человека нарастают явления гипоксии. Длительная гипоксия приводит к необратимым разрушительным процессам в клетках центральной нервной системы и непосредственно пагубно влияет на структуры головного мозга. Поражение центральной нервной системы может проявляться в виде вегетативных расстройств, не угрожающих жизни пациента, но поражение жизненно важных структур головного мозга приводит к летальному исходу. Несмотря на современные методы диагностики и лечения, смертность от альвеолярного отека легких находится на высоком уровне и достигает 50%, а кардиогенный отек легких в сочетании с острым инфарктом миокарда в 90% случаев приводит к летальному исходу. В связи с этим очень большое значение для успешного купирования клинических проявлений отека имеет своевременная диагностика и квалифицированный и индивидуальный подход к назначению того или иного лечения. Купирование приступа на стадии интерстициального отека улучшает прогноз для пациента. Во избежание тяжелых осложнений рекомендуется проводить профилактические мероприятия по предупреждению отека легких – своевременная диагностика и лечение патологий сердечно-сосудистой системы, поддержание хронических заболеваний легких на стадии компенсации, предотвращение контакта с аллергенами и токсинами химического происхождения, борьба с курением и соблюдение диеты с ограниченным употреблением соли. Отдаленными последствиями отека легких являются – застойные пневмонии, пневмофиброз и сегментарные ателектазы. Кроме того, в результате длительной гипоксии и гиперкапнии создаются условия для ишемического повреждения всех органов и систем. Для того чтобы избежать тяжелых осложнений отека легких существуют рецепты народной медицины, которые имеют положительные эффекты в профилактике повторного отека. С этой целью применяются отвар из семян льна и вишневых плодоножек. Кратность приема данного отвара составляет 4 раза в сутки длительностью не менее трех месяцев. Следует учитывать, что прием средств народной медицины может вызывать аллергическую реакцию, которая негативно влияет на процесс выздоровления.


Источник: http://vlanamed.com/otek-legkih/ Энциклопедия Заболеваний ©



 ОКАЗАНИЕ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ ПЕРЕЛОМАХ ВЕРХНИХ И НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ



Перелом (fracturae) — нарушение целостности кости, вызванное физической силой или патологическим процессом.


КЛАССИФИКАЦИЯ

Различают два механизма возникновения травматических переломов: прямой и непрямой.

• При прямом механизме точка приложения силы и место повреждения совпадают, например, при ударе по предплечью или ударе предплечьем о какой-либо предмет с возникновением перелома кости в месте воздействия.

• При непрямом механизме точка приложения силы и место повреждения не совпадают. Примером может служить перелом хирургической шейки плеча, возникший в результате падения на кисть отведённой руки, или же компрессионный перелом тела позвонка при падении с высоты на ноги и т.д. Переломы, вызванные в результате непрямого механизма действия, возникают при сгибании, скручивании костей и приложении силы по продольной их оси. К этой же группе следует относить отрывные переломы, вызванные резким чрезмерным сокращением мышц.

По отношению плоскости излома к длинной оси диафиза выделяют переломы поперечные, косые, спиральные (или винтообразные) и их сочетания (косопоперечные), оскольчатые, многооскольчатые (раздробленные), краевые, дырчатые.

Переломы длинной трубчатой кости могут происходить в трёх её отделах: проксимальном, диафизарном и дистальном. В переломах диафиза различают три уровня разрушения кости: верхняя треть, средняя треть и нижняя треть.

Переломы костей могут быть со смещением отломков и без их смещения. Последние встречают чаще у детей при поднадкостничных переломах, но возможны и у взрослых, когда происходит неполное повреждение кости по её диаметру. В большинстве случаев происходит смещение отломков, вызванное либо силой, разрушившей кость, либо спастическим сокращением мышц из-за болевого синдрома. Чаще же причиной смещения отломков становится одновременное влияние обоих факторов.

Смещения отломков бывают по длине, по ширине, под углом и по оси (ротационные). Смещение отломков по длине непременно сочетается со смещением по ширине. Исключение составляют так называемые вколоченные, или сколоченные, переломы или же избыточная дистракция при лечении скелетным вытяжением или аппаратом внешней фиксации, когда между отломками возникает диастаз. Особую сложность в распознавании смещений отломков представляет ротационная дислокация.


ОКАЗАНИЕ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

НА ДОГОСПИТАЛЬНОМ ЭТАПЕ


Диагностика:

Анамнез: Характерная травма в анамнезе.

Осмотр и физикальное обследование:

Диафизарные, или переломы трубчатых костей

Для таких переломов характерны классические признаки: боль, нарушение функций, деформация и укорочение конечности, патологическая подвижность, крепитация, нарушение звукопроводимости кости, положительный симптом осевой нагрузки. Следует отметить, что определения патологической подвижности и крепитации необходимо избегать, а в случаях крайней нужды делать это после обезболивания места перелома. Названные симптомы констатируют в процессе обследования и транспортировки.


Внутрисуставные переломы

Внутрисуставные переломы — разрушение кости, образующей сочленяющуюся поверхность. Для этих повреждений характерны такие признаки: боль, гемартроз, нарушение функций, крепитация, нарушение симметрии внешних ориентиров, положительный симптом осевой нагрузки. Патогномоничный признак внутрисуставных переломов — гемартроз. Он выражается в увеличении размеров сустава, сглаженности его контуров, зыблении. При пункции получают выпот с обильной примесью крови. Иногда в пунктате видны капельки жира, что указывает на внутрисуставной перелом. При переломах со смещением отмечают нарушение симметрии внешних ориентиров.

Переломы плоских и длинных губчатых костей

Переломы плоских (череп, лопатка, таз) и длинных (ребра, грудина) губчатых костей имеют общие признаки: боль, деформация, положительный симптом осевой нагрузки. Остальные же признаки могут быть характерными для повреждения одних костей и отсутствовать при травме других. Например, крепитацию почти всегда выявляют при переломе рёбер, но она отсутствует при переломах грудины и черепа.


Лечение (A,1++)

Обезболивание выполняют путём введения наркотических или ненаркотических анальгетиков в сочетании с антигистаминными препаратами (2 мл 50% р-ра метамизола натрия, 1—2 мл 1—2% р-ра тримеперидина с 1-2 мл 1% р-ра дифенгидрамина).

При открытом переломе и массивном артериальном кровотечении на повреждённую конечность центральнее и как можно ближе к ране накладывают эластический жгут (бинт), пневматическую манжету или кровоостанавливающий зажим на кровоточащий сосуд. Жгут Эсмарха является наиболее опасным из них (некрозы, невриты). Длительность наложения жгута взрослым пациентам не более 2 ч летом и 1 ч зимой.

Обезболивание осуществляют путем инъекции наркотических и ненаркотических анальгетиков, введения раствора анестетика «в гематому» по Белеру, блокады поперечного сечения, футлярной, проводниковой анестезии 0,25-2% р-ром прокаина или общего обезболивания.

Туалет раны: обработка кожи вокруг раны диэтиловым эфиром, затем этанолом, 5% спиртовым раствором йода. Рану следует промыть растворами пероксида водорода, антисептиков, антибиотиков с наложением асептической повязки. При венозном, капиллярном кровотечении на рану накладывают давящую повязку.

Иммобилизацию при открытых переломах костей производят только после остановки кровотечения, туалета раны с наложением асептической повязки и обезболивания. При переломах диафиза кости необходимо иммобилизовать два смежных сустава, при внутрисуставном переломе — три сустава: повреждённый и два смежных с ним. При переломах крупных сегментов (плеча, бедра) иммобилизуются как минимум три смежных сустава.

Транспортные шины.

При переломах перед наложением транспортной шины и во время него следует производить репозицию отломков путём осторожной тракции за дистальный сегмент повреждённой конечности, вплоть до окончательной её фиксации к конечности. Метод выбора — наложение тракционных, экстензионных шин (Дитерихса, ЦИТО и т. п.). Противопоказанием к применению вытяжения при наложении шин служат тяжесть состояния пострадавшего (шок, большая кровопотеря с нестабильной гемодинамикой); открытый перелом (в связи с опасностью погружения загрязнённых отломков в мягкие ткани). Для данной группы пострадавших при резкой деформации конечности допустима лишь осторожная осевая репозиция (без вытяжения). Метод выбора при открытых повреждениях и шоке — иммобилизация переломов с помощью транспортных шин только в фиксационном варианте. Использование экстензионных шин (Дитерихса, ЦИТО и т.п.) противопоказано.

Шины накладывают на одежду и обувь (при повреждении нижней конечности), за исключением повреждения стоп или их резкого отёка. Сетчатые, фанерные, деревянные шины должны быть выстланы прибинтованным к ним ровным слоем ваты или поролоном со стороны прилегающей конечности. Все шины (особенно тракционные) в зоне прилегания к суставам, а также в подмышечной и паховой областях должны быть дополнительно снабжены передвижными (из-за разной длины конечности у людей), мягкими валиками (ватно-марлевыми, поролоновыми), чтобы уменьшить опасность образования пролежней в зоне костных выступов, сдавления нервов и сосудов.

Лестничным проволочным шинам Крамера необходимо придать форму жёлоба соответственно округлой форме конечностей (для лучшей их иммобилизации и большей прочности шин) и тщательно моделировать по форме повреждённой конечности (предварительно изогнув шину соответственно размерам здоровой конечности пострадавшего или соответствующей конечности медработника). На концы проволочных шин следует привязать по две лямки (например, из бинта), что значительно ускорит наложение и закрепление шин на конечностях. При наложении иммобилизирующих повязок следует по возможности оставлять открытыми кончики пальцев кисти и стопы (если нет их повреждений) для контроля кровоснабжения и иннервации конечностей.

При переломах ключицы и лопатки верхнюю конечность фиксируют с помощью повязки Дезо или подвешивают на косыночной повязке при согнутом под углом 90—100° предплечье. В подмышечную впадину необходимо помещать ватно-марлевый валик, фиксируемый бинтом к здоровому надплечью.

При переломах костей плечевого сустава и плечевой кости иммобилизацию следует осуществлять желобоватой шиной Крамера, накладываемой от пястно-фаланговых суставов повреждённой конечности до плечевого сустава здоровой конечности, в положении приведения плеча к туловищу, при сгибании под углом 90—100° предплечья, в положении, среднем между пронацией и супинацией. Предварительно в подмышечную впадину обязательно вводят ватно-марлевый валик, фиксируемый бинтом через здоровое надплечье. Рука подвешивается на косынке или фиксируется повязкой Дезо.

При переломах костей локтевого сустава и предплечья иммобилизацию осуществляют с помощью шины Крамера тем же способом, что и при переломе плеча. Возможен вариант иммобилизации двумя (изогнутыми под прямым углом) шинами Крамера, расположенными по лучевой и локтевой поверхностям руки.

При переломах костей лучезапястного сустава, костей кисти и пальцев иммобилизацию осуществляют с помощью сетчатой или проволочной шины Крамера: предплечье иммобилизуют желобоватой шиной по ладонной стороне в положении, среднем между пронацией и супинацией, кисть находится на изгибе шины в виде валика, придающего кисти тыльное сгибание (30—40°) и согнутое положение пальцам («положение кисти для охвата крупного яблока»). При применении фанерных шин предплечье ладонной поверхностью прибинтовывают к шине, а кисти придают вышеупомянутое положение путём фиксации её к валику на конце шины, например к скатке бинта, вкладываемого между большим и остальными пальцами кисти. Никогда не следует придавать кисти выпрямленное положение. Руку подвешивают на косынке.

При переломах таза пострадавшего укладывают на щит или жёсткие носилки на спину с приподнятой головой и грудной клеткой, с согнутыми (с помощью валиков, подложенных под коленные суставы) и отведёнными ногами в тазобедренных суставах (положение «лягушки»). Чтобы устранить смещение костей таза (разваливание таза), на ровной плоскости (щит, жёсткие носилки) следует стянуть таз ремнём, простынёй, широким бинтом или шиной Крамера (с непременным толстым слоем ваты или с иной мягкой прокладкой во избежание пролежней крестца). С этой же целью возможно применение валиков вокруг таза (свёрнутое одеяло, верхняя одежда). При переломах костей тазобедренного, коленного суставов и бедренной кости методом выбора является иммобилизация одним из видов экстензионной шины (Дитерихса, ЦИТО, Томаса), пригодных для всех локализаций переломов бедра и суставов.

Доставке в стационар подлежат пострадавшие с закрытыми, открытыми переломами костей, множественными и сочетанными повреждениями. Пострадавшим с неосложненными переломами ключицы, одной кости предплечья, костей кисти большей частью может быть оказания медицинская помощь в травматологическом пункте или поликлинике и оттуда они могут быть направлены в стационар при наличии медицинских показаний.



КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОКАЗАНИЮ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ МЯГКИХ ТКАНЕЙ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Под ушибом понимают повреждение мягких тканей вследствие кратковременного действия травмирующего агента, не сопровождающееся образованием ран.

Растяжение — повреждение мягких тканей, вызванное силой, действующей в виде тяги и не нарушающей анатомической непрерывности эластических образований (связок, сухожилий, мышц).

Разрыв — нарушение анатомической целостности тканей, вызванное силой, превышающей их эластические возможности.

Раной называют зияющее нарушение целостности кожных покровов или слизистых оболочек.

По характеру повреждения тканей различают резаные, рубленые, колотые, ушибленные, рваные, укушенные, отравленные и огнестрельные раны.

• Резаные раны возникают от воздействия острых предметов (например, бритва, нож). Края ран ровные, гладкие. Рана неглубокая, зияет. Дно раны разрушено незначительно, если им не являются крупные сосуды и нервы, например, на шее. Резаные раны наиболее благодатны для заживления.

• Рубленые раны — следствие воздействия острого, но тяжёлого предмета (топор, шашка), по клинической картине напоминают резаные. Отличительный признак — более значительное разрушение дна раны. Обычно повреждены прилежащие сухожилия, мышцы и даже кость.

• Колотые раны возникают в результате поражения острыми и тонкими длинными предметами (нож, заточка, шило и т.д.). Это зачастую чрезвычайно опасные ранения, поскольку маленькая, иногда точечная ранка не зияет, не кровоточит и быстро покрывается корочкой. В то же время ранящий предмет мог повредить лёгкое, кишечник, печень и через какое-то время возможны анемия, пневмоторакс или перитонит.

• Ушибленные раны — результат воздействия тупого предмета (палка, бутылка). Края раны размяты, как и ткани в самой ране. Последние пропитаны кровью, тёмного цвета, не кровоточат или кровоточат незначительно. Видимые сосуды тромбированы.

• Рваные раны возникают в случае скольжения относительно острого предмета по поверхности кожи с дополнительным давлением на него. Рана неправильной формы, с лоскутами по типу скальпа, кровоточит. Разрушение подлежащих тканей зависит от силы, давившей на ранящий снаряд. Обычно рваные раны, равно как и ушибленные, имеют затяжной характер заживления из-за некроза разрушенных тканей и нагноения в ране.

• Отравленные раны возникают при попадании в них ядовитых веществ (яд змеи, отравляющие вещества).

• Отличие огнестрельных ран от всех прочих — особенность ранящего снаряда, раневого канала и течения раневого процесса.

По причинам повреждения раны делят на операционные и случайные.

По микробному загрязнению различают раны асептические и микробно-загрязнённые.

По отношению к замкнутым полостям тела человека (череп, грудь, живот, сустав) различают проникающие и непроникающие ранения. Проникающими называют ранения, в результате которых произошло повреждение внутренней серозной оболочки, выстилающей полость (твёрдая мозговая оболочка, париетальная плевра, париетальная брюшина, синовиальная оболочка).





ОКАЗАНИЕ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

НА ДОГОСПИТАЛЬНОМ ЭТАПЕ


Диагностика:

В анамнезе есть указание на травму.

Пострадавший предъявляет жалобы на боль в месте травмы; интенсивность боли бывает различной: чем более выражены гематома и отёк, тем сильнее болевой синдром вследствие сдавления нервных окончаний и растяжения тканей.

Осмотр и физикальное обследование:

Ушиб: в месте повреждения локализована припухлость за счёт кровоизлияния и воспалительного отёка. Размеры припухлости значительнее там, где больше рыхлой подкожной клетчатки. Пальпация припухлости болезненна. В местах, где ткани более плотные, окутаны апоневротическими футлярами (например, предплечье), сдавление нервных окончаний кровоизлиянием и отёком вызывает особенно сильные боли. Нарушение функций бывает наиболее очевидным при повреждении конечностей. При ударах, нанесённых по касательной, в некоторых случаях происходит отслойка кожи от подлежащих тканей (иногда на большом протяжении), что видоизменяет картину ушиба. Под кожей образуется полость, заполненная экссудатом, смешанным с кровью и лимфой. Клинически определяют обширную флюктуирующую припухлость.Другая особая форма — ушиб сустава, при котором кровоизлияние происходит не только в периартикулярные ткани, но и в полость сустава, — гемартроз. Сустав увеличен в объёме, контуры его сглажены, зыбление указывает на наличие свободной жидкости в полости сустава.

Растяжение: При обследовании обнаруживают припухлость, отёк, возможно небольшое локальное кровоизлияние в виде синяка в зоне повреждения. Здесь же выявляют болезненность при пальпации и движении, повторяющем механизм травмы. Функции конечности ограничены из-за боли. Особенно болезненны ротационные движения.

Кроме признаков, характерных для растяжения, при разрывах появляются симптомы, специфичные для этой травмы:

• обширное кровоизлияние в мягкие ткани, далеко выходящее за пределы зоны повреждения;

• патологическое увеличение объёма движений в суставе;

• резкое нарушение функций конечности, например потеря опороспособности (устойчивости) в коленном суставе.

Если разорвана мышца, при её сокращении определяют выпячивание брюшка мышечной культи.

Клиническая картина ран зависит от характера раны, ранящего снаряда, размеров раны, повреждения полостей и внутренних органов, нарушения целости сосудов, нервов и костей. Она состоит из местных и общих симптомов. К местным симптомам относят боль, зияние раны, кровотечение, нарушение функций повреждённого сегмента. Общие симптомы включают признаки возникшего осложнения травмы.

Лечение (A,1++):

Обезболивание выполняют путём введения наркотических или ненаркотических анальгетиков в сочетании с антигистаминными препаратами (2 мл 50% р-ра метамизола натрия, 1—2 мл 1—2% р-ра тримеперидина с 1-2 мл 1% р-ра дифенгидрамина).

Туалет раны: обработка кожи вокруг раны 5% спиртовым раствором йода. Рану следует промыть растворами пероксида водорода, антисептиков, антибиотиков с наложением асептической повязки. При венозном, капиллярном кровотечении на рану накладывают давящую повязку.

Транспортная иммобилизация: шины накладывают на одежду и обувь (при повреждении нижней конечности), за исключением повреждения стоп или их резкого отёка. Сетчатые, фанерные, деревянные шины должны быть выстланы прибинтованным к ним ровным слоем ваты или поролоном со стороны прилегающей конечности. Все шины (особенно тракционные) в зоне прилегания к суставам, а также в подмышечной и паховой областях должны быть дополнительно снабжены передвижными (из-за разной длины конечности у людей), мягкими валиками (ватно-марлевыми, поролоновыми), чтобы уменьшить опасность образования пролежней в зоне костных выступов, сдавления нервов и сосудов.

Лестничным проволочным шинам Крамера необходимо придать форму жёлоба соответственно округлой форме конечностей (для лучшей их иммобилизации и большей прочности шин) и тщательно моделировать по форме повреждённой конечности (предварительно изогнув шину соответственно размерам здоровой конечности пострадавшего или соответствующей конечности медработника). На концы проволочных шин следует привязать по две лямки (например, из бинта), что значительно ускорит наложение и закрепление шин на конечностях. При наложении иммобилизирующих повязок следует по возможности оставлять открытыми кончики пальцев кисти и стопы (если нет их повреждений) для контроля кровоснабжения и иннервации конечностей.

При травмах мягких тканей области ключицы и лопатки верхнюю конечность фиксируют с помощью повязки Дезо или подвешивают на косыночной повязке при согнутом под углом 90—100° предплечье. В подмышечную впадину необходимо помещать ватно-марлевый валик, фиксируемый бинтом к здоровому надплечью.

При травмах мягких тканей области плечевого сустава и плечевой кости иммобилизацию следует осуществлять желобоватой шиной Крамера, накладываемой от пястно-фаланговых суставов повреждённой конечности до плечевого сустава здоровой конечности, в положении приведения плеча к туловищу, при сгибании под углом 90—100° предплечья, в положении, среднем между пронацией и супинацией. Предварительно в подмышечную впадину обязательно вводят ватно-марлевый валик, фиксируемый бинтом через здоровое надплечье. Рука подвешивается на косынке или фиксируется повязкой Дезо.

При травмах мягких тканей области костей локтевого сустава и предплечья иммобилизацию осуществляют с помощью шины Крамера тем же способом, что и при переломе плеча. Возможен вариант иммобилизации двумя (изогнутыми под прямым углом) шинами Крамера, расположенными по лучевой и локтевой поверхностям руки.

При травмах мягких тканей области лучезапястного сустава, костей кисти и пальцев иммобилизацию осуществляют с помощью сетчатой или проволочной шины Крамера: предплечье иммобилизуют желобоватой шиной по ладонной стороне в положении, среднем между пронацией и супинацией, кисть находится на изгибе шины в виде валика, придающего кисти тыльное сгибание (30—40°) и согнутое положение пальцам («положение кисти для охвата крупного яблока»). При применении фанерных шин предплечье ладонной поверхностью прибинтовывают к шине, а кисти придают вышеупомянутое положение путём фиксации её к валику на конце шины, например к скатке бинта, вкладываемого между большим и остальными пальцами кисти. Никогда не следует придавать кисти выпрямленное положение. Руку подвешивают на косынке.

При наличии ран необходимо провести их обработку и наложить асептическую повязку. При кровотечении следует наложить жгут (2 часа летом и 1 час зимой).


Определение и классификация кровотечений.

Кровотечением называется вытекание крови из кровеносных сосудов при нарушении целостности их стенки в ткани, полости организма, во внешнюю среду. 1.Анатомо-физиологическая классификация — по источнику кровотечения:  артериальное,  венозное,  капиллярное (паренхиматозное)  смешанное.

В типичном случае при артериальном кровотечении рана находится в проекции крупного сосудисто-нервного пучка; изливающаяся кровь имеет ярко-красный (алый цвет), бьет сильной пульсирующей струей. В силу большого давления крови кровотечение самостоятельно не останавливается. Темп кровопотери большой, что не позволяет реализоваться компенсаторным механизмам и быстро приводит к смерти. Однако все изложенные признаки артериального кровотечения наблюдаются не всегда: так, при глубоких ранах с узким, извилистым раневым каналом пульсирование струи крови может отсутствовать; при тяжелой гипоксии (например, в результате асфиксии) кровь, содержащая мало кислорода, будет не алой, а темно-вишневой, как венозная.

При наличии рваных, размозженных ран, отрывах конечностей артериальное кровотечение может остановиться самостоятельно за счет спазма мышечной оболочки сосуда, вворачивания внутрь интимы сосуда, выделения большого количества тканевого тромбопластина.

При венозном кровотечении кровь темно-вишневая, вытекает ровной струей. Лишь иногда отмечается слабая пульсация струи крови в результате соседства поврежденного сосуда с пульсирющим артериальным стволом или в такт дыханию, за счет присасывающего действия грудной клетки. Имеются существенные клинические различия между кровотечениями при повреждении глубоких (крупных, магистральных) и поверхностных (подкожных) вен.

Кровотечения при повреждении магистральных вен являются не менее, а иногда и более опасными, чем артериальные, поскольку:  быстрее приводят к падению давления в устьях полых вен, что сопровождается снижением силы сердечных сокращений (рефлекс Бейн-Бриджа);  могут приводить к воздушной эмболии, которые особенно часто развиваются при повреждении вен шеи, интраоперационном повреждении полых вен;  вены, в отличие от артерий, имеют слабо развитую мышечную оболочку, и темп кровопотери почти не уменьшается за счет спазма сосуда.

Кровотечения из поврежденных подкожных вен, как правило, менее опасны, поскольку темп кровопотери значительно ниже, практически отсутствует опасность воздушной эмболии, при повреждении стенки сосуда и снижении артериального давления подкожные вены спадаются, и кровотечение имеет тенденцию к самостоятельной остановке.

При капиллярных кровотечениях кровь равномерно выделяется по всей поверхности раны. Такое кровотечение наблюдается при повреждении любой васкуляризированной ткани (лишь немногие ткани не имеют собственных сосудов: хрящ, роговица, твердая мозговая оболочка). Капиллярные кровотечения обычно останавливается самостоятельно. Клиническое значение имеют капиллярные кровотечения при большой площади раневой поверхности, нарушениях свертывающей системы крови и повреждении богато васкуляризированных внутренних органов и тканей (печени, селезенки, поджелудочной железы, почек, легких).

Такие кровотечения, как правило, самостоятельно не останавливаются. Поскольку перечисленные органы в основном состоят из паренхимы, они получили название паренхиматозных. Кровотечения при их повреждении также называют паренхиматозными.  Массивными капиллярными кровотечениями сопровождаются переломы костей, особенно губчатых. Большую часть внутрикостных сосудов составляют вены, поэтому кровотечения при повреждении кости занимают промежуточное положение между капиллярными и венозными. Стенки кровеносных сосудов в костной ткани фиксированы в гаверсовых канальцах, и сосуды при повреждении не спадаются. Кровотечение останавливается только тогда, когда вокруг поврежденной кости образуется гематома, давление крови в которой равно капиллярному.

Смешанными называют кровотечения при наличии одновременно нескольких источников: ранении артерии и вены, крупного сосуда и паренхиматозного органа. Особенно часто встречается сочетанное повреждение артерии и вены, идущих рядом в составе одного сосудисто-нервного пучка. Клиническая картина складывается из сочетания симптомов различных видов кровотечений, при чем на этапе первой помощи не всегда можно достоверно определить источник и характер кровотечения. В таких случаях следует действовать по принципу «наибольшей опасности»— см. раздел «Временная остановка наружных кровотечений».

2.Классификация по характеру повреждения стенки сосуда.  

В результате травмы сосуда — hemorrhagia per rexin (кровотечение через разрыв).  В результате повышенной проницаемости сосудистой стенки при отсутствии макроскопических изменений — hemorrhagia per diapedesin (кровотечение через пропотевание).  В результате разрушения сосуда патологическим процессом в самой сосудистой стенке (изъязвление атеросклеротической бляшки) или воспалительным процессом рядом с сосудом (гнойная рана, язва желудка, абсцесс легкого, панкреонекроз, распадающаяся опухоль) — hemorrhagia per diabrosin (кровотечение через разъедание). Как правило, наличие деструктивного процесса рядом с сосудом позволяет прогнозировать развитие кровотечения и своевременно предпринять меры по его предупреждению или подготовиться к его экстренной остановке. Например, при наличии на конечности гнойной раны рядом с крупным сосудом рекомендуется выше раны наложить 1-2 тура кровоостанавливающего жгута, не затягивая его. При развитии кровотечения его можно будет быстро остановить, затянув жгут. Иногда кровотечение per diabrosin развивается неожиданно. Авторы наблюдали два случая кровотечений из дуги аорты при пенетрации в нее язвы трахеи у молодой больной с деструктивной пневмонией и при пенетрации в пищевод изъязвления атеросклеротической бляшки аорты у больного старческого возраста. Оба эти пациента погибли в лечение считанных минут с момента развития кровотечения. Диагнозы были установлены только на вскрытии.

3.В зависимости от места излияния крови кровотечения делятся на:  наружные,  внутренние  скрытые.

Наружные кровотечения — кровь выделяется через рану кожи или наружных слизистых во внешнюю среду. Кровотечение из носа (epitaxis), маточное циклическое (menorragia, mensis) и ациклическое (metrorragia) кровотечение, геморроидальное кровотечение (haemorrhoe) также принято относить к наружным.

При скрытых наружных кровотечениях кровь сначала скапливается в сообщающихся с внешней средой полостях, а затем выделяется наружу, часто в измененном виде. Типичным примером являются кровотечения в просвет органов желудочно-кишечного тракта: при желудочном кровотечении кровь сначала скапливается в просвете желудка, а затем выделяется наружу в виде кровавой рвоты (haematomesis) или в виде рвоты "кофейной гущей" (гемоглобин под действием соляной кислоты превращается в солянокислый гематин), либо в виде дегтеобразного стула (melena). При низком темпе кровопотери выделяющуюся наружу кровь можно обнаружить только с помощью специальных лабораторных (реакция Грегерсена на «скрытую» кровь) или инструментальных (эндоскопических) методов. Кроме кровотечений в просвет органов желудочно-кишечного тракта скрытыми наружными можно считать кровотечения в просвет трахео-бронхиального древа и в мочевые пути (haematuria).

Внутренние кровотечения — кровь изливается: 1.) в полости тела:  в полость черепа (haemorrhagia cerebri);  в полость сустава, скопление крови в полости сустава называется гемартрозом (haemartrosis);  в плевральную полость, скопление крови в плевральной полости называется гемотораксом (haemоthorax);  в брюшную полость, скопление крови в брюшной полости называется гемоперитонеумом (haemoperitoneum);  в полость перикарда, скопление крови в полости перикарда называется гемоперикардом (haemopericardium). 2.) в ткани:  в виде ограниченных скоплений крови — гематом (haematoma);  в виде пропитывания ткани. Гематомы обычно образуются в более плотных тканях (ткани мозга, печени) или отграничиваются фасциальными футлярами (на конечностях). Более рыхлые ткани (жировая клетчатка, мышцы) пропитываются кровью. По мере повышения давления в полости гематомы кровотечение останавливается, однако в дальнейшем может произойти разрыв ткани, отграничивающей гематому, и кровотечение рецидивирует. Такой механизм ранних вторичных кровотечений характерен для травм печени и селезенки (двухмоментные разрывы с развитием внутрибрюшного кровотечения). Поскольку гематомы существуют достаточно долгое время, окружающие ткани превращаются в рубец, и гематома окружается соединительно-тканной капсулой. С течением времени небольшие гематомы могут практически бесследно рассасываться. Более крупные гематомы обычно организовываются, т.е. замещаются волокнистой соединительной тканью и превращаются в рубец, который в дальнейшем иногда оссифицируется. На месте больших гематом могут образовываться кисты. Это происходит в том случае, если центральная часть гематомы подвергается аутолизу и рассасывается, а окружающие ее ткани, пропитанные кровью, превращаются в рубец. Кроме того, гематомы могут нагнаиваться. При нагноении в ранние сроки, до образования прочной капсулы, гематомы превращаются во флегмоны, а при наличии прочной капсулы — в абсцессы. Рыхлые ткани, пропитываясь кровью, могут вместить в себя значительные ее объемы. Так, забрюшинная жировая клетчатка при повреждении почки или переломе костей таза может вместить в себя до 2,5 — 3 литров крови; поврежденные мышцы при переломе диафиза бедренной кости поглощают до 1 литра крови.

Кровоизлияния в покровы тела также являются вариантом внутренних кровотечений. Для их обозначения приняты следующие названия:  petechiae — петехии, точечные кровоизлияния;  экхимозы — более крупные, чем петехии кровоизлияния;  vibices — полосы кровоизлияний;  suggilatio, suffusio — кровоизлияние в ткани, синяк. 4. По времени возникновения кровотечения разделяют: 1.) первичные кровотечения — развиваются сразу после повреждения сосуда; 2.) ранние вторичные кровотечения — развиваются в первые часы или сутки после травмы вследствие выдавливания тромба или соскальзывания лигатуры с сосуда при повышении давления, ликвидации спазма; 3.) поздние вторичные кровотечения — развиваются не ранее, чем через несколько суток после травмы вследствие расплавления тромба гнойным процессом или вследствие аутолиза; аррозии стенки сосуда в гнойной ране. Временная остановка наружных кровотечений При первых признаках кровотечения следует принять меры, направленные на его остановку.

При наружных кровотечениях возможна их временная остановка, которая предотвращает дальнейшую кровопотерю и позволяет транспортировать пострадавшего в лечебное учреждение для выполнения окончательной остановки крвотечения. При различных источниках кровотечения применяются различные способы временной остановки.

При капиллярных кровотечениях и кровотечениях из подкожных вен следует:  Придать поврежденной конечности возвышенное положение   Наложить давящую (тугую) бинтовую повязку Необходимо помнить, что повязка должна быть не слишком тугой, чтобы не сдавливать магистральные артерии и вены. При артериальных кровотечениях следует:  Осуществить пальцевое прижатие сосуда к подлежащей кости на протяжении (выше раны);  Придать конечности возвышенное положение;  Наложить кровоостанавливающий жгут или применить другой надежный способ временной остановки артериального кровотечения. Умение осуществлять пальцевое прижатие различных артерий является необходимым для врача любой специальности, поскольку промедление даже в течение нескольких секунд может стоить пострадавшему жизни.  В точках прижатия пальпируется пульсация артерий. Следует научиться (на себе или товарищах) мгновенно находить необходимые точки и пережимать артерии. Критерием правильности пережатия артерии в процессе обучения является исчезновение пульса дистальнее прижатия, а в реальной ситуации — прекращение или значительное ослабление кровотечения. Сонная артерия прижимается к сонному бугорку (tuberculum caroticum) поперечного отростка шестого шейного позвонка. Для осуществления прижатия надо найти середину внутреннего края грудинно-ключично-сосцевидной (кивательной) мышцы и надавить кзади и внутрь, в направлении средней линии задней поверхности шеи. Эффективность прижатия проверяется на височной артерии. С учебной целью данный прием следует выполнять осторожно, поскольку он может быть болезненным. Совершенно очевидно, что нельзя выполнять одновременное прижатие сонных артерий с обеих сторон. Подключичная артерия прижимается к первому ребру в области бугорка Лисфранка. Для осуществления прижатия следует найти наружный край грудинно-ключично-сосковой мышцы у места прикрепления к ключице. Прижатие производится в направлении сверху вниз сразу кнаружи от указанной точки. Эффективность проверяется по пульсу на лучевой артерии. С учебной целью этот прием следует выполнять также осторожно, так как сразу кнаружи от артерии располагаются ветви плечевого сплетения. Подкрыльцовая артерия прижимается к головке плечевой кости по переднему краю волосистой части подмышечной впадины. Прижатие осуществляется в точке пульсации в направлении вверх и кнутри. Эффективность проверяется по пульсу на лучевой артерии. Плечевая артерия прижимается к внутренней поверхности плечевой кости и внутреннего края двухглавой мышцы. Эффективность прижатия проверяется на лучевой артерии. Бедренная артерия прижимается к горизонтальной ветви лобковой кости под пупартовой связкой. Для осуществления прижатия следует найти середину проекции пупартовой связки (между spina iliaca superior anterior и лонным бугорком лобковой кости). Прижатие осуществляется в сагиттальном направлении сразу ниже проекции связки в точке пульсации артерии. Эффективность проверяется на артерии тыла стопы или задней большеберцовой артерии. Брюшную аорту можно прижать к позвоночнику через переднюю брюшную стенку. Для этого следует уложить пострадавшего на жесткую поверхности и надавливать кулаком, используя всю тяжесть своего тела, на область пупка или чуть левее. Данный прием бывает эффективен только у худощавых и физически несильно развитых лиц. Он применяется при профузных послеродовых маточных кровотечениях, при ранениях подвздошных артерий выше паховой связки. Прижатие, как правило, не дает полного пережатия аорты, в связи с чем кровотечение полностью не останавливается, а только ослабляется. Выполнение этого приема может сопровождаться травмой передней брюшной стенки и даже органов брюшной полости. Выполнять его с учебной целью не рекомендуется. Достаточно научиться определять пульсацию брюшной аорты в околопупочной области при глубокой методической пальпации живота по Образцову-Стражеско. Это дает представление о точке прижатия. Пальцевое прижатие дает возможность почти моментально остановить кровотечение, но даже сильный человек не может продолжить прижатие более 10-15 мин., так как его руки ослабевают. В связи с этим, уже на этапе первой помощи возникает необходимость в применении других способов временной остановки кровотечения, наиболее простым и надежным из которых является наложение кровоостанавливающего жгута.

Первые упоминания о применении кровоостанавливающего жгута-закрутки относятся к временам античности. В XVI веке его применение было возрождено Амбруазом Паре. В настоящее время чаще всего используется жгут Эсмарха, представляющий собой ремень из толстой резины с застежками на концах. В годы Великой Отечественной войны широко применялся матерчатый жгут системы НИИСИ РККА. Он состоял из трехсантиметровой матерчатой ленты с автоматически запирающейся по мере натяжения жгута пряжкой и петли из тесьмы с деревянной закруткой и двумя дужками для фиксации закрутки. Важной особенностью жгута являлась возможность регулировать натяжение и тем самым предупреждать излишнее сдавление или наоборот накладывать жгут на толстую одежду. Техника наложения кровоостанавливающего жгута:  Жгут накладывается выше раны, по возможности ближе к ней, но не ближе 4-5 см, чтобы он не мешал при выполнении рассечения и ревизии раны в процессе первичной хирургической обработки. Жгут не накладывается в областях суставов, на кисть и стопу. В начале ХХ века бытовало представление о том, что жгут можно накладывать только на сегменты конечностей, имеющие одну кость (плечо и бедро), поскольку на сегментах имеющих две кости (предплечье и голень) может не произойти пережатие межкостной артерии. В настоящее время установлено, что это не так, межкостная артерия надежно сдавливается окружающими тканями.  Конечности придается возвышенное положение.  Жгут не накладывается на обнаженную кожу — необходима подкладка — полотенце, салфетка, рукав рубашки.  Резиновый жгут Эсмарха растягивают, прикладывают к конечности со стороны проекции сосудов и 2-3 раза обвивают вокруг нее, затем закрепляют крючком. Первый тур делают с большим натяжением, последующие туры — фиксирующие, с ослабевающим. Критерием правильности наложения жгута является полное прекращение кровотечения. Если жгут наложен слабо, артерия оказывается пережатой не полностью, и кровотечение продолжается. Вены при этом оказываются пережаты жгутом, конечность переполняется кровью, и кровотечение может даже усилиться.  Жгут накладывается не более чем на 2 часа летом, а зимой — не более чем на 1-1,5 часа. К жгуту прикрепляется бирка (лист картона) с указанием времени наложения или аналогичная запись делается прямо на жгуте. Если по прошествии указанного времени пострадавший не доставлен в лечебное учреждение, то необходимо:  осуществить пальцевое прижатие артерии выше жгута;  ослабить или снять жгут на 10-15 минут;  вновь затянуть жгут или переложить его несколько выше;  отпустить пальцевое прижатие, убедиться в отсутствии кровотечения.

При профузных послеродовых маточных кровотечениях, отрывах нижних конечностей, ранениях подвздошных артерий может применяться жгут Момбурга. Он представляет собой ленту из брезента длиной около 3 метров. Больного укладывают на стол, на спину. На живот, слева от пупка накладывают плотный валик диаметром 8-10 см, затем на уровне пупка живот обвивают двумя турами жгута, который затягивается с большой силой: два человека, упираясь одной ногой в стол тянут жгут в разные стороны. При этом сдавливается брюшная аорта. Жгут можно держать 15-20 мин. в течение которых проводится подготовка к экстренному оперативному вмешательству. В настоящее время, в связи с успехами в развитии акушерства, жгут Момбурга практически полностью вышел из употребления. Осложнения наложения жгута. Использование кровоостанавливающего жгута является простым и надежным способом временной остановки кровотечения, однако, вместе с несомненными достоинствами он не лишен и недостатков.  Турникетный шок (краш-синдром). В отличие от всех прочих методов временной остановки кровотечений жгут прекращает кровоток не только по поврежденному магистральному сосуду, но и по всем его коллатералям, венам, лимфатическим сосудам. Это приводит к резким нарушениям трофики конечности ниже наложения жгута. В отсутствии притока оксигенированной крови обмен веществ проходит по анаэробному типу. При превышении допустимых сроков наложения жгута в конечности накапливаются недоокисленные продукты обмена веществ, которые вызывают миолиз (распад волокон скелетной мускулатуры). После снятия жгута недоокисленные продукты поступают в общий кровоток, вызывая резкий сдвиг кислотно-щелочного состояния в кислую сторону (ацидоз). Продукты миолиза вызывают генерализованную вазоплегию (понижение сосудистого тонуса), а высвобождающийся из мышечных волокон миоглобин фильтруется в мочу и в условиях ацидоза выпадает в осадок в почечных канальцах, вызывая острую почечную недостаточность. Совокупность описанных повреждающих факторов вызывает острую сердечно-сосудистую, а затем и полиорганную недостаточность, обозначаемую как турникетный шок или краш-синдром. Патогенез турникетного шока практически идентичен патогенезу синдрома длительного сдавления и синдрома позиционной компрессии. При пребывании жгута на конечности более двух часов выявленном в процессе транспортировки действия аналогичны описанным выше (ослабление жгута на 10-15 минут при пальцевом прижатии выше жгута). При доставке в лечебное учреждение такого пострадавшего необходимы следующие действия:  Пациент помещается в отделение или палату интенсивной терапии, осуществляется контроль параметров центральной гемодинамики, почасового диуреза.  Внутривенно вводятся большие объемы плазмозаменителей с последующим проведением форсированного диуреза для профилактики развития острой почечной недостаточности.  Выше жгута выполняется футлярная новокаиновая блокада, конечность ниже жгута обкладывается пузырями со льдом. Данные мероприятия позволяют замедлить поступление к общий кровоток недоокисленных продуктов и миоглобина из пораженной конечности. После чего жгут снимается, проводится первичная хирургическая обработка раны, окончательная остановка кровотечения.  Проводится сеанс ГБО. В дальнейшем тщательно контролируется состояние пораженной конечности. При развитии реперфузионного отека выполняется фасциотомия. При тромбозе магистральных артерий – тромбэктомия. В случаях необратимой ишемии и развития гангрены, а также при развитии острой почечной недостаточности – ампутация конечности. В годы Великой Отечественной войны применялась техника медленного, фракционного распускания жгута, а также для замедления венозного оттока на конечность выше наложенного жгута накладывался резиновый жгут трубчатой формы. В настоящее время данные мероприятия признаны неэффективными и не применяются  Раневая анаэробная инфекция. В отсутствии притока оксигенированной крови в конечности, на которую наложен жгут, создаются идеальные условия для развития анаэробной инфекции (наличие входных ворот — раны, питательной среды — поврежденных тканей и температуры необходимой для инкубации микробов). Особенно велик риск развития анаэробной инфекции при загрязнении раны землей, навозом, калом.  Невралгии, парезы и параличи развиваются при излишне сильном сдавлении конечности жгутом, что приводит к травме и ишемическому повреждению нервов.  Тромбозы и эмболии. Излишне сильное сдавление может привести к повреждению сосудов с развитием тромбоза вен и артерий. Особенно велик риск тромбоза артерий на фоне поражения атеросклерозом.  Отморожения конечностей под жгутом часто развиваются в холодное время года. Этим объясняется ограничение в 1-1,5 часа времени наложения жгута в этих условиях. С учетом описанных выше опасностей, связанных с наложением жгута, показания к его применению должны быть строго ограничены: он должен применяться только в случаях ранения магистральных сосудов, когда остановить кровотечение другими способами невозможно. Альтернативу наложению жгута составляют появившиеся относительно недавно способы временной остановки кровотечений: наложение кровоостанавливающего зажима в ране, глухой шов раны над поврежденным сосудом, временное протезирование сосуда. Наложение кровоостанавливающего зажима в ране на этапе первой помощи возможно когда:  В наличии имеется стерильный кровоостанавливающий зажим с кремальерой (Бильрота, Кохера или любой другой) — входят в укладку «Скорой помощи»;  Кровоточащий сосуд в ране хорошо видим. Сосуд захватывается зажимом, зажим застегивается, на рану вместе с зажимом накладывается асептическая повязка. При транспортировке пострадавшего в лечебное учреждение необходима иммобилизация поврежденной конечности. Достоинствами этого метода является простота и сохранение коллатерального кровообращения. К недостаткам можно отнести малую надежность (зажим в процессе транспортировки может расстегнуться, сорваться с сосуда или оторваться вместе с частью сосуда); возможность повреждения зажимом расположенных рядом с поврежденной артерией вен и нервов; раздавливание края поврежденного сосуда, что в последующем затрудняет наложение сосудистого шва для окончательной остановки кровотечения. Временное протезирование сосуда и глухой шов раны над поврежденным сосудом. Эти способы временной остановки артериального кровотечения, в отличие от рассмотренных выше, применяются не при оказании первой помощи, а во время операции первичной хирургической обработки раны, когда обнаруживается ранение магистральной артерии, а условий для восстановления ее целостности в данный момент нет (хирург не владеет техникой операций на сосудах, нет необходимых инструментов и материалов). В том случае, если концы поврежденного сосуда в ране хорошо видны, можно осуществить его временное протезирование пластиковой трубкой (специальной или от системы для переливания крови), фиксируемой в просвете сосуда на месте его ранения обвивными лигатурами. Более подробно техника этой достаточно непростой операции рассматривается в специальных руководствах. При условии назначения антикоакулянтов (гепарина), антибиотиков, восполнения кровопотери и обеспечения необходимых реологических свойств крови временный протез может функционировать до нескольких суток, хотя постоянно сохраняется и с течением времени нарастает опасность тромбоза протеза или поврежденного сосуда, тромбоэмболии дистального конца сосуда, соскальзывания лигатур и рецидива кровотечения. Если концы поврежденного сосуда в ране обнаружить не удается, то можно наложить герметичные швы на рану над поврежденным сосудом. Вокруг места ранения сосуда образуется замкнутая полость. Кровь, изливаясь из проксимального конца поврежденного сосуда в эту полость, не находит другого выхода, кроме как в дистальный конец сосуда. Образуется так называемая «пульсирующая гематома». Таким образом кровоток по поврежденному сосуду восстанавливается и может сохраняться до суток и более. Велика опасность того, что вместо небольшой пульсирующей полости будет образовываться большая внутритканевая гематома (см.выше). Не менее велик риск тромбоза сосуда в месте ранения, развития несостоятельности швов раны и рецидива наружного кровотечения. В отдельных случаях на месте «пульсирующей гематомы» может образоваться ложная (травматическая) аневризма (см.ниже). Как в случае временного протезирования сосуда, так и при наложении герметичных швов, пострадавший должен быть как можно быстрее подвергнут повторной операции с целью восстановления целостности сосуда. В военно-полевых условиях он должен быть эвакуирован санитарным транспортом на этап специализированной медицинской помощи. В процессе транспортировки особое значение имеет надежная транспортная иммобилизация пораженной конечности. В гражданской обстановке необходим вызов бригады сосудистых хирургов «на себя». В качестве временного способа остановки наружного кровотечения может быть использована тампонада раны. Тампонада может применяться как на этапе первой помощи, так и при выполнении первичной хирургической обработки раны. Марлевые тампоны, туго заполняющие рану, служат каркасом для отложения фибрина и формирования сгустка. Следует отметить ненадежность такого гемостаза, в связи с чем тампонада может дополняться наложением швов на рану для фиксации тампонов в ее глубине. Максимальное сгибание и разгибание в суставах так же являются способами временной остановки артериального кровотечения. Для остановки кровотечения из артерий предплечья или голени можно использовать максимальное сгибание в локтевом или коленном суставах. На сгибательную поверхность сустава помещается валик диаметром 5-7 см, затем производится максимальное сгибание в суставе, и конечность фиксируется в таком положении бинтовой повязкой. Для остановки кровотечения из артерий верхней конечности можно использовать максимальное разгибание в плечевом суставе: если завести пораженную конечность за голову пострадавшему, плечевая артерия перегнется через головку плеча, и кровоток по ней прекратится. Для осуществления транспортировки конечность необходимо фиксировать в данном положении бинтом. Оба указанные метода не обладают достаточной надежностью, остановка кровотечения при их использовании сопровождается сдавлением нервных пучков. В практическом здравоохранении применяются редко, имеют в основном теоретическое значение. Временная остановка кровотечения при повреждении подкожных вен рассмотрена выше (см. временная остановка капиллярного кровотечения). При повреждении магистральных вен конечностей временной остановки кровотечения обычно можно достигнуть путем тампонады раны. Возможно наложение швов на рану над тампонами. В то же время, выполнение полноценной тампонады на этапе первой медицинской помощи, при отсутствии асептических условий, обезболивания, возможно далеко не всегда. Кроме того, бывает сложно дифференцировать венозное кровотечение от артериального при сложной анатомии раневого канала (см.выше) и смешанного венозно-артериального кровотечения. Поэтому, если кровь из раны вытекает мощной, особенно в той или иной степени пульсирующей струей, следует действовать как при артериальном кровотечении, то есть прибегнуть к наложению кровоостанавливающего жгута, который накладывается всегда единообразно, как при артериальном кровотечении — выше раны. Следует считать грубой ошибкой наложение жгута ниже раны, как это рекомендуется к некоторых учебниках и руководствах. При наложении жгута ниже раны пережимается только дистальный конец поврежденной вены, в то время как:  из проксимального ее конца продолжается ретроградное кровотечение;  в проксимальный конец поврежденной вены может произойти воздушная эмболия;  при сопутствующем даже незначительном повреждении артерии кровотечение не только не остановится, но и усилится. При наложении жгута выше раны, как уже указывалось ранее, конечность полностью будет выключена из крово- и лимфообращения, таким образом:  проксимальный конец поврежденной вены пережимается жгутом;  артерия выше раны также пережимается жгутом, таким образом, прекращается приток крови в конечность, и кровотечение из дистального конца поврежденной вены останавливается.

При внутренних и скрытых кровотечениях временная остановка кровотечения, как правило, невозможна. Исключения составляют кровотечения из варикозно расширенных вен пищевода при портальной гипертензии. В этих случаях целесообразно применение зонда Блекмора, который представляет собой желудочный зонд с двумя раздувающимися через отдельные каналы баллонами, расположенными на конце зонда и охватывающими зонд в виде манжет. Первый (нижний, желудочный) баллон, расположенный в 5-6 см от конца зонда, в раздутом виде имеет форму шара диаметром 7-8 см, второй баллон, расположенный сразу следом за первым имеет форму цилиндра диаметром 4-5 см и длиной около 20 см. Зонд с нераздутыми баллонами вводят в желудок. Затем раздувают нижний баллон и подтягивают зонд, до тех пор, пока раздутый баллон не вклинится в кардиальный отдел желудка. После этого раздувают верхний баллон, находящийся в пищеводе. Таким образом, вены кардиального отдела желудка и нижней трети пищевода оказываются прижатыми раздутыми баллонами к стенкам органов. Кровотечение из них останавливается.